«« Декабрь 2012
п в с ч п с в
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 
«Вельск-инфо» № 38 (1092) 21 сентября 2011 года

Литературная страница

(Окончание. Начало в «В-И» № 35)

Валерий ШАБАЛИН

Память

Только из прошлого дымом повеет –
Грусть подкрадется, легка и светла.
Уголья памяти медленно тлеют
И никогда не сгорают дотла.

Уголья памяти неугасимы.
Если скворечник продует мой дом,
В долгие вьюжные скучные зимы
Сердце мое согревают теплом.

Память дороже любого наследства.
В толще ее пожелтевших страниц
Все отпечаталось с раннего детства:
Сотни событий и тысячи лиц.

Память – души кропотливой соавтор –
То беспощадна, то слишком добра…
Я не спешу в неизвестное завтра,
Греюсь у памяти, как у костра.

Снегири

К финалу подошел осенний бал,
Нет золота в лесу, а в небе – сини.
Последний лист с черемухи упал,
И ветки опушил мохнатый иней.

И, будто кляксы розовой зари,
Душе заледенелой в утешенье
Горят на голых ветках снегири –
Черемухи живое украшенье.

На время отстранившись от хлопот,
Смотрю на них – и, как ребенок, счастлив.
Вдруг из подъезда вышел рыжий кот,
И через миг фонарики погасли.

Зной

От зноя в мелких трещинах земля.
Такой жары сто лет не видел север.
Не раз на дню я слышу от селян:
– Какая сушь! Не выжгло бы посевы.

Сосед бубнит: – Хоть с ведром нонь везет,
Но в эко пекло сена не накосим.
Вон, градусник-то кверху как ползет,
На солнышке аж целых сорок восемь!

Вот вам и север! Воздух так прогрет,
Что просто пышет нестерпимым жаром.
И, глядя в небо, крестится сосед:
– Прорвемся!.. лишь бы не было пожаров.

Наитие

Гляжу в ночную высь – и смутно вижу
Какой-то неожиданный расклад:
Мерцающие звезды стали ближе,
Чем, скажем, год, тем паче, два назад.

Стою и ничего не понимаю,
Со всех сторон объятый синей мглой.
Из курса школьной физики я знаю,
Что небо опуститься не могло.

Так что это? Виденье? Божья милость?
И не умом, а сердцем вдруг пойму,
Что небо ни на дюйм не опустилось –
Моя душа приблизилась к нему.

***

         Нечего ждать милостей от природы, 
         взять их у нее – наша задача.
                       И.В. Мичурин

Талдычат о глобальном потеплении,
О том, что тают вековые льды,
Что у всего народонаселения
Давно с природой, дескать, нелады.

А между тем стоит погода вьюжная,
Пришла внезапно матушка-зима.
И птицы улетели в страны южные,
И люди мерзнут в собственных домах.

Снега дворы и улицы укутали,
Невзгоды так и ходят по пятам.
По всей стране трещат морозы лютые,
И теплотрассы рвет то здесь, то там.

Конец приходит нашему терпению,
И зная, что никто нас не спасет,
Мы будем только рады потеплению:
Ведь больших бед оно не принесет.

Пока умы, имеющие звания,
Решают, как не сгинуть под водой,
Все то, что прежде было мирозданием,
Осталось окружающей средой.

Сдвигаем горы, мусорим меж звездами…
А сколько леса варварски сожгли!
Забыли, что не мы природу создали,
А сами из нее произошли.

Но чтоб земля заботу нашу чуяла
И позволяла нам спокойно жить,
Пора забыть о лозунге Мичурина –
С природой лучше все-таки дружить.

Гармонь

Детство мигом к тебе вернется,
Струны памяти только тронь…
У калитки отец смеется,
А в руках у него гармонь.

Гармонистом был не из лучших,
Больше слушать других любил.
Но едва подвернулся случай –
Для меня он гармонь купил.

Мой талант оказался скромен,
И, отправившись в первый класс,
На дареной отцом гармони
Я играл лишь «Собачий вальс».

Был родитель вполне доволен,
Лишний раз не читал мораль:
«Ну, подумаешь, не Бетховен,
Но и хромка ведь не рояль!»

Я освоил не только вальсы
И порой веселил селян.
За порогом седьмого класса
Мне отец подарил баян.

На могиле матери

Не стесняюсь я мыслей матерных,
Выражая себе протест.
На могиле покойной матери
Обветшал деревянный крест.

Влево-вправо хожу, как маятник.
Ты, родная, меня прости,
Что тебе на гранитный памятник
Не могу деньжат наскрести.

Признаю свое прегрешение,
От него в душе непокой.
Не ищу себе утешения
В том, что жизнь, а не я такой.

Для меня слишком много значили
Дорогие отец и мать.
И пока есть долг неоплаченный,
Мне никак нельзя умирать.

Домовина*

Мой дед не знал ни праздности, ни лени –
Трудяга, землепашец и… кулак.
Я помню эти руки на коленях –
Сквозь кожу жилы выпирали так,
Что видно было в них движенье крови,
А дед шутил: «Подумаешь, беда…»
Он к смерти каждый день себя готовил,
Поскольку в жизни всякое видал.

И дал наказ приехавшему сыну,
Кривя в усмешке свой беззубый рот:
– Сооруди-ко, Федя, домовину,
Чтоб после смерти не было хлопот.
Пора готовить новые хоромы.
Ну, сколько можно небо-то коптить!
– Да что ты, батя, сам себя хоронишь?
Тебя еще и ломом не убить.

Упрямый дед недолго сына слушал:
– Ты, Федор, не пори мне ерунду.
Товарищ Сталин отдал Богу душу,
А мы с ним родились в одном году.
Вон, на Покров-то хоронил я друга –
Для гроба не хватало матюгов…
Да че там тарахтеть, когда в округе
Ни досок нет, ни дельных мужиков!

Перечить батьке не было охоты,
И Федор подчинился: – Сей момент. –
Со знаньем дела взялся за работу
И начал править нужный инструмент.
А дед обшарил сени взглядом зорким
И, почесав задумчиво висок,
Полез по закоулкам и задворкам
Решать вопрос с наличием досок.

… И наконец готова домовина
Как результат полдневного труда.
Сын разогнул натруженную спину
И громко крикнул: – Бать, иди сюда!
Тот вышел на поветь**, поддернул брюки
И тут же оценил сыновий труд:
– Вот это Федька!.. Золотые руки!
Видать, откуль положено, растут!

Он отходил и возвращался снова
И вдруг, прищурив хитрые глаза,
Проворно лег в дощатую обнову
И не спешил оттуда вылезать.
И снизу вверх поглядывал на сына
С восторгом, будто в рай купил билет…
Конечно, пригодилась домовина,
Но только через десять с лишним лет.

Домовина* – гроб.
Поветь** – помещение под навесом на крестьянском дворе.

Возмездие

Подобно знакам Божьего суда
Мы наблюдаем жуткие картины:
Землетрясенья сносят города,
Гудят пожары, рушатся плотины…

То запад тонет, то в дыму восток,
В природе смещены ориентиры.
Земная твердь уходит из-под ног,
А над землей – озоновые дыры.

В потугах прыгнуть выше головы,
Перешагнув дозволенного грани,
Мы в чем-то преуспели, но, увы,
Подлунный мир безжалостно изранен.

Штормит над миром двадцать первый век,
Размах прогресса нам выходит боком.
В открытый космос вышел человек –
И возомнил себя почти что Богом.

Каких бы ни достигли мы планет
В своем победоносно пылком зуде, –
На Божий трон для нас вакансий нет
И в обозримом будущем не будет.


КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

16.08.2016 13:58:04
Надежда
    Стихи Валерия Павловича нравятся уже давно. Помню его выступления в клубе пос.Комсомольский. Живое слово на злободневную тему очень привлекало зрителей и слушателей на концертах. Часто вспоминается автор с баяном в руках в пионерском лагере в Крыму. [Поздравляю с юбилеем! Здоровья вам! Новых творческих успехов!
    1
 

Добавить комментарий  

 
РУБРИКИ НОМЕРА
ТОЛЬКО НА САЙТЕ
ФОТОРЕПОРТАЖ

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
21.02.2017 в 04:21 оставлен
комментарий к публикации
КАК РАССЧИТАТЬ СУБСИДИЮ НА ОПЛАТУ ЖКУ?
18.02.2017 в 18:33 оставлен
комментарий к публикации
Экспедиция в поисках слова
18.02.2017 в 15:55 оставлен
комментарий к публикации
ПУТЛЕР, КАПУТ!
10.02.2017 в 19:14 оставлен
комментарий к публикации
«Вы, господин Путин – лжец, негодяй, трус и подлец!»
03.02.2017 в 16:20 оставлен
комментарий к публикации
Свободу Pussy Riot!
12.11.2016 в 17:34 оставлен
комментарий к публикации
«Кто мог подумать, что останутся одни руины?»
Сегодня в 02:24 оставлено
сообщение в «Гостевой»

РЕКЛАМА


© «Вельск-инфо» – еженедельная независимая общественно-политическая газета. Учредитель и издатель – ООО «Редакция газеты «Вельск-Инфо».
Адрес редакции: 165150, г. Вельск Архангельской области, ул. Первого Мая, 36. E-mail: velinfo@yandex.ru Телефон-факс: 8 (81836) 6-25-14.
Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за достоверность рекламы несет рекламодатель.
При использовании информационных материалов гиперссылка на «Вельск-инфо» (http://velsk-info.vagaland.ru) обязательна.
Главный редактор – Сергей Малов. Директор – Константин Мамедов. Web-мастер – Юрий Давыдов.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru