«« Декабрь 2012
п в с ч п с в
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 
«Вельск-инфо» № 36 (1090) 7 сентября 2011 года

Общество

Жизненное кредо россиян:

«Государство – это не я»

Отрывки из статьи социолога Бориса Дубина «Дело ЮКОСА: общественное мнение, правовая и политическая культура россиян» в журнале «Вестник общественного мнения» (№ 1, 2011 год), издающегося Левада-Центром

…Переход ко второму сроку президентства Путина (2004 год), новой фазе режима, оказался отмечен делом ЮКОСа, как, напомню, до того вступление Путина в должность президента было предварено дагестанским конфликтом 1999 г. и второй Чеченской войной, а позже преемственность между его президентством и премьерством была обозначена августовской войной 2008 г. в Южной Осетии. Иными словами, здесь прослеживается достаточно четкая и последовательная траектория: каждый политический цикл авторитарного режима в России новейшего времени ознаменовывался экстраординарным актом агрессии со стороны власти, так что вынужденная адаптация населения, различных его групп к этой агрессии – то есть, стремление привыкнуть к чрезвычайности, репрессивному произволу и беззаконию, самоуговоры людей, их попытки вытеснить и забыть случившееся, своего рода «повязывание» подданных масс сознанием их бессилия и, вместе с тем, хочешь-не хочешь, молчаливого участия в произошедшем – составляла, можно сказать, «содержание» этого цикла. Обеспечивая пассивную поддержку властей, такой механизм порождает двойственность, ненадежность, принципиальную неустойчивость всей политической конструкции, которая выражается, среди прочего, в высоком уровне постоянных страхов населения, общераспространенном чувстве собственной незащищенности и тому подобных феноменах, ставших, как показывают данные наших регулярных опросов последнего десятилетия, привычными для большинства. Последний момент крайне важен: при равнодушном принятии массами в России всего, что бы ни случалось, если оно исходит от высших властей, первых лиц государства, описанная ситуация может сохраняться неопределенно долго.

В этом смысле, названное «дело» выступило одним из показателей продолжительного и продолжающегося по нынешний день кризиса российской власти – кризиса ее законности, эффективности и ответственности, ее осмысленной поддержки со стороны населения. Оно негативным образом повлияло на отношение к России в мировом общественном мнении.

…И дело тут … в общем состоянии социальной массы в сегодняшней России. Две трети, а то и три четверти взрослого населения сейчас признают, что не могут повлиять на происходящее в стране и фактически не имеют никаких иных источников информации об этом, кроме полностью огосударствленных основных каналов телевидения.

Нынешний российский социум живет в состоянии крайней фрагментированности и раздробленности, взаимного недоверия и отчуждения, снижения заинтересованных контактов с кем бы то ни было, кроме самого узкого круга привычно «своих», причем, как правило, ближайших родственников – близких по крови, а не по выбору.

Фактически здесь нет основ для возникновения правосознания и работы права, а соответственно и для применения правовых категорий, поскольку не сложилось ни правовое сообщество, ни общий кодекс (признанный масштаб) универсалистских норм отношения и оценки себя и других. Напротив, оценки и отношения для россиян в подавляющем большинстве случаев ситуативны и персонифицированы, а обобщенные принципы как раз и находятся (точнее, поддерживаются и сверху, и снизу!) в состоянии неопределенности или недоопределенности.

Эта последняя характеристика, весьма значимая для жизнедеятельности отечественного социума, означает, что в нынешних российских условиях реально действуют не общие правила, неважно – писаные или устные, декларированные или принятые как данность, а (в статусе исключений) лишь «права лиц» – прежде всего, тех наверху, кому это положено по статусу, далее – тех, кто явочным порядком заявляет свои претензии на особое поведение (самозванство, блеф), и, наконец, всех тех, кто находится в пассивной позиции внизу, но надеется на благоволение первых и снисходительность вторых, опять-таки, ссылаясь при этом на некий исключительный прецедент или какое-то особое «лицо» («Помните, вы мне уже один раз…» либо «Я от Ивана Ивановича» и т.п.).

В качестве общего и «нормального» для всех, по факту, принимается именно такое, фрагментированное и пассивно-выжидательное состояние. Напротив, источниками определенности действий, структурности взаимоотношений, нормативного контроля и т.п. выступают персонифицированные фигуры власти того или иного уровня, объема ресурсов, жесткости санкций. Они выступают своего рода символическими воплощениями или аллегориями особого порядка и полномочий, которых – фигур, порядка, полномочий – россияне предпочитают как раз избегать. Так в повседневной жизни наших соотечественников складывается неустойчивый, но, тем не менее, рекуррентно воспроизводимый баланс разных планов поведения и оценки – прежде всего, привычного и экстраординарного, баланс, который я сейчас аналитически реконструирую и описываю как состояние неопределенности.

Относительно всяких иных типов взаимодействия – или, по-другому, вне вполне прагматичных и расчетливых отношений с теми, кто может быть либо опасен, либо полезен, – обычный россиянин использует, с одной стороны, тактику дистанцирования («все они там хороши», «это их бандитские разборки», «чума на оба ваших дома»), а с другой – логику самооправдания. Эту последняя представляет собой следующее смысловое кольцо: где кончается мое, там начинается государственное (властное), я не могу на это влиять, поскольку это дело государства, а поскольку это дело государства, то я не имею не только возможности, но и прав на это влиять. Переворачивая знаменитый тезис короля-солнца, россиянин мог бы сказать, что «государство это не я».

Таким образом, было бы точнее говорить, что большинство россиян не просто не могут вынести суждение по тому или иному более общему поводу из-за недостаточной компетентности и тому подобных причин, но что они этого делать не хотят, оставляя власти поступать так, как она поступает, но не желая об этом ничего знать, то есть устраняя реальность, которая могла бы их обеспокоить, из ясной зоны сознания («мы ведь все равно не в силах ничего изменить»).

….В других категориях здесь стоило бы говорить о нечистой совести, но при этом о стремлении снять с себя вину за происходящее: виноват не я – значит, я не виноват. Пассивно подчиняющееся обстоятельствам большинство россиян, «люди привычки», используют в подобной ситуации стратегию самоисключения, неприсутствия или алиби, стараясь стать как бы невидимыми. В этой же самой ситуации лица-носители силы и, соответственно, «права» (права сильного) предпочитают устранить из области видимого нежелательный источник беспокойства. Тогда допустимо видеть в деле ЮКОСа своего рода нечистую совесть путинского режима, а Михаила Ходорковского считать тем, кем инициатор и, во многом, создатель этого режима мог бы, но не захотел стать. Стратегия действий (дистанцирование и самоисключение как вариант установки на особость и обособленность, воплощение того же комплекса экстраординарности, исключительности и исключенности из общего порядка) на обоих этих уровнях социума, вверху и внизу, одинакова; разнятся – соответственно различиям ресурсов – лишь тактики ее реализации.

Такова, среди прочих, одна неявная, но реальная основа согласия верхов и низов в сегодняшней России, а значит – один из факторов относительной устойчивости сложившегося режима. При сохранении, разумеется, его сравнительно мирного, не катастрофического характера (войны, конечно, ведутся и катастрофы происходят, но локальные, далекие от большинства населения и воспринимаемые им как чужие), а также при нынешнем уровне цен на нефть, обеспечивающем пусть относительное, но всё же какое-никакое благополучие большинства россиян сегодня.


КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

    Пока комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым пользователем,оставившим свой комментарий к данной публикации. Воспользуйтесь опцией «Добавить комментарий»...
 

Добавить комментарий  

 
РУБРИКИ НОМЕРА
ТОЛЬКО НА САЙТЕ
ФОТОРЕПОРТАЖ

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
19.01.2020 в 11:34 оставлен
комментарий к публикации
«Смысла быть депутатом в Архангельске больше нет»
19.01.2020 в 11:17 оставлен
комментарий к публикации
Год стал «урожайным» на медали
18.01.2020 в 11:30 оставлен
комментарий к публикации
В Красноборске – глухо как в танке
18.01.2020 в 11:12 оставлен
комментарий к публикации
Лесопользователя зажимали
18.01.2020 в 09:16 оставлен
комментарий к публикации
ПУТЛЕР, КАПУТ!
16.01.2020 в 09:26 оставлен
комментарий к публикации
Избирательная память, или Нападение – лучшая защита
Сегодня в 03:49 оставлено
сообщение в «Гостевой»

РЕКЛАМА


© «Вельск-инфо» – еженедельная независимая общественно-политическая газета. Учредитель и издатель – ООО «Редакция газеты «Вельск-Инфо».
Адрес редакции: 165150, г. Вельск Архангельской области, ул. Первого Мая, 36. E-mail: velinfo@yandex.ru Телефон-факс: 8 (81836) 6-25-14.
Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за достоверность рекламы несет рекламодатель.
При использовании информационных материалов гиперссылка на «Вельск-инфо» (http://velsk-info.vagaland.ru) обязательна.
Главный редактор – Сергей Малов. Директор – Константин Мамедов. Web-мастер – Юрий Давыдов.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru