«« Декабрь 2012
п в с ч п с в
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 

Вельск-инфо
22 декабря 2004 (64)
Татьяна Чертовская

Фронтовые посылки

Дорогая редакция газеты "Вельск-инфо"!

Воспоминания о военных годах

Идёт 60-й год со дня Победы.

По телевидению, в рекламных роликах многие вспоминают эпизоды, связанные (прямо или косвенно) с войной. И мне захотелось поделиться воспоминаниями.

Когда началась война, Великая Отечественная, наша семья жила в Архангельске. Отец читал лекции на судах, мама работала заместителем начальника планово- экономического отдела треста столовых.

Отец ещё учился на историческом факультете педагогического института (на вечернем отделении). Оставалось сдать госэкзамен по философии - и диплом в кармане. Но пришла повестка на фронт - так отец и не получил диплома, хотя учился только на "отлично", сама видела зачётную книжку.

Итак, отец ушёл на фронт, мама продолжала работать в прифронтовом Архангельске. Она решила детей увезти в Вельск, на Копалиху, к своим родителям. Мне было около двух годиков, а брату Серёже - около четырёх.

Семья Моховиковых (мои бабушка и дедушка) была очень уважаема на Копалихе, да и в Вельске. Собственно, наши предки - одни из основателей Копалихи. До сих пор стоит дом, привезённый из Городища. А всего домов Моховиковых на Копалихе - четыре.

В годы раскулачивания нашего прадеда Александра Ивановича Моховикова не тронули, хотя желание было. Копальские мужики на сходе все в голос заявили: "Какой же он кулак?" Отстояли.

А деда (по линии отца) Чертовского Петра Ивановича за то, что имел лавку в городе (каменнушка по улице Советской), раскулачили и отправили с бабушкой Марией Ивановной в город Архангельск на строительство лесозаводов. У Северной Двины, на бонах, построили временные бараки, в одном из которых и доживали дед и бабушка Чертовские. (Отец от них отрёкся, будучи студентом ВСХТ. Такое жестокое было время!) И неизвестно, где их могилки.

Теперь доказано жизнью, что их состояние нажито трудом, и не кулаки они, а труженики. Вот и дом на Горке Муравьёвской сгорел:

Василия Александровича Моховикова (деда нашего) на фронт не призвали из-за врождённого недуга - правая рука не поднималась. Но и к нему жизнь была жестокой. Он работал заместителем директора по сплаву Вельского ЛПХ. Как беспартийный не имел права присутствовать на собраниях, не имел права голоса. А там решают: план по сплаву леса не выполнен - Моховикова в тюрьму.

Дед от сплавных работ и тюрьмы подорвал своё здоровье и в домашних делах был не помощником. Основная работница - бабушка, Елизавета Евгеньевна, всю тяжесть домашних дел взвалила на себя.

Держали корову Боньку, благодаря чему и жили. Испытывали сложности с сенокосными угодьями. Приходилось отыскивать в лесу поляны - вот и сенокосные угодья. По поэту Кольцову не получалось: "Разойдись, коса, размахнись, плечо:" - кочки не позволяли. Но корову обеспечивали на зиму сеном. До чего же ароматное лесное сено! Заберёшься на сеновал и дышишь разнообразием лесных трав.

Война в наш дом пришла ещё в 1940 году. Возвратился с оборонных работ у мыса Корабельный, что на границе с Финляндией, мамин средний брат - Николай Васильевич. Известный в Вельске футболист. Красавец. Плавучее воспаление лёгких. (Пенициллин ещё не изобрели). Сила неуёмная: кровать поднимал (во сне бредил, поэтому его связывали). В 20 лет умер, оставив молодую жену и годовалого сыночка. Хоронила его вся Копалиха и многие вельчане. Народ растянулся от Копалихи до площади Ленина. О войне вовсю шли разговоры. И люди между собой перешёптывались: хоть на родной стороне могилка, а не на чужбине или в чистом поле:

Студент АЛТИ Моховиков Степан Александрович (дедушкин младший брат) - участник лыжного батальона в финскую войну, погиб в фин-ских лесах.

И вот Великая Отечественная:

Всю войну воевали дедушкины братья Сергей Александрович и Николай Александрович. Были ранены, но выжили. Александр Александрович, работник Совнаркома, участвовал в ополчении и погиб, защищая Москву.

Мамин старший брат, Сергей Васильевич Моховиков, с 1-м Белорусским Фронтом в боях прошёл, как пехотинец через Белоруссию и Польшу. Был ранен, подорвал здоровье.

Мамин двоюродный брат, студент-отличник Ленинградского университета Серого Евгений Михайлович, с третьего курса добровольцем ушёл на фронт. Вначале учился в танковом училище на Урале. Попал в самое пекло после окончания его и сгорел в танке. Единственный сын у родителей.

Мы храним светлую память о них в своих сердцах.

Младшего маминого брата, 13-летнего Женю, конечно, на фронт не взяли.

Нам с Серёжей он заменил в чём-то и отца, и старшего брата, обучая всему хорошему.

У нас в зале стоял (и стоит до сих пор) большой стол во всю длину комнаты. В лучшие времена за ним устраивали праздники. А в будни мы, дети, постоянно под ним играли.

Серёжа, помня, как учился наш отец, все сдавая экзамены в институте, твердил про себя: "История - отлично, философия - отлично".

Так и жили, слушая по чёрной тарелке сводки Совинформбюро и ожидая фронтовые треугольники.

Старшие старались, как могли, обеспечивать семью. Сдавали комнату. Как-то командировочный угостил меня, трехгодовалую, конфетой. Бабушка дала ему картошину со словами: "Она не знает, что такое конфетка, вот увидите, возьмёт картофелину". Так и получилось.

А Сережа, идя в детский сад, говорил: "Не торопясь, я бы чугунок картошки съел".

Но мы жили обласканные. Нас любили, о нас заботились. Каждый занят своим делом, всем некогда. В доме - ни ссор, ни криков. И только бабушка упрашивала заместителя директора по сплаву, мужа своего Василия Александровича, чтобы привёз дров. И приговаривала: "Вася, сырыми дровами печи не истопить". Уж очень наш дедушка был порядочным и скромным, себя забывал, уходя в работу.

Но случилась беда. Бабушкин трудовой день начинался с четырёх часов утра. Закружилась. Не всё продумала.

Я простудилась и заболела. Если не изменяет память, шёл сентябрь 1943 года.

Электричества не было. В дедушкины обязанности входило: заправить лампу керосином, почистить стекло, обрезать фитиль. Безукоризненно всё исполнено. И даже в темноте стекло блестело. Нам, детям, лампу не разрешалось зажигать.

Бабушка куда-то торопилась. В доме - никого. Показала она мне бутылку с микстурой, что нужно наполнить столовую ложку и выпить. Я всё прослушала, всё поняла, снова забралась на печку и уснула. Около четырёх годиков мне. Проснулась, даже вздрогнула, вспомнив о микстуре. Уже смеркалось. Сползла с печки, забралась на шкафчик. Нашла, как мне казалось, нужную бутылочку. Нашла столовую ложку, доверху её наполнила жидкостью и:хлебнула. Помню, так обожгло горло! Выскочила из дома, раздетая. Что-то кричала. А горлышко заволакивало. Это оказался уксус. Перепутала бутылочки.

В доме наступило безвременье: все ругали (мысленно) себя за недосмотр. Пытались влить Бонькино молоко, надеясь, что оно продлит угасающую жизнь маленькой девочки. В горлышке - ожог. Врачи бессильны. Прошло недели две. Я уже ходила, держась за стенки. Силы меня покидали.

Мама, возвратясь из Архангельска, работала старшим бухгалтером ОРСа Вельского ЛПХ. Она как-то рассказывала, что на работе посылали на фронт посылки, где и продукты питания, и тёплые вещи. Посылки имели обратный адрес конкретного лица, но не организации или учреждения.

Случилось чудо: три посылки вернулись с фронта по причине расформирования полка, где указан адрес отправителя: г. Вельск, ОРС Вельского ЛПХ, Чертовской Валентине Васильевне.

На маминой работе все знали о случившемся несчастье. (Не могу об этом спокойно вспоминать, слёзы застилают глаза.)

Её вызывает начальник ОРСа и просит взять из возвратившихся с фронта посылок сливочное масло, говоря: "Ведь у вас дочурка умирает".

Мама вихрем прилетела домой, не ощущая дороги, неся клад, будто свалившийся с неба. Бабушка сказала, что Бог услышал её ночные молитвы и послал дар небесный. У нас в ту пору жили на квартире эвакуированные: украинка, старая крестьянка, тётя Мотя с дочерью Ирой.

На плечах у бабушки корова и всё домашнее хозяйство. Она попросила тётю Мотю полечить моё горлышко. Тётя Мотя оказалось моей спасительницей.

Тихонько-тихонько в воспалённое, обожжённое горло, предварительно смазав рот, спускала она мизерные, даже микроскопические крошечки масла. И так каждый день - не меньше двух месяцев, пока не пошла другая пища (клюквенный кисель, бульон).

Масло, возвратившееся с фронта по причине расформирования полка, вернуло к жизни маленькую девочку.

Родные, пережившие шок и потрясение, не любили об этом вспоминать. И только тихо улыбались, слушая, как звенит детский голосок.


КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

    Комментарии пока недоступны...
 

 
ТОЛЬКО НА САЙТЕ
ФОТОРЕПОРТАЖ

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
28.03.2020 в 02:46 оставлен
комментарий к публикации
Не до глупостей
27.03.2020 в 09:32 оставлен
комментарий к публикации
Он мог стать знаменитым боксером, но... погиб
22.03.2020 в 10:23 оставлен
комментарий к публикации
Танкисты грязи и пыли не боятся
21.03.2020 в 06:30 оставлен
комментарий к публикации
Свободу Pussy Riot!
06.03.2020 в 09:42 оставлен
комментарий к публикации
ПУТЛЕР, КАПУТ!
04.03.2020 в 09:33 оставлен
комментарий к публикации
Рейдерский захват, или Развал Вельской потребкооперации
03.03.2020 в 01:22 оставлен
комментарий к публикации
Дед Мороз не утонет
28.03.2020 в 15:15 оставлено
сообщение в «Гостевой»

РЕКЛАМА


© «Вельск-инфо» – еженедельная независимая общественно-политическая газета. Учредитель и издатель – ООО «Редакция газеты «Вельск-Инфо».
Адрес редакции: 165150, г. Вельск Архангельской области, ул. Первого Мая, 36. E-mail: velinfo@yandex.ru Телефон-факс: 8 (81836) 6-25-14.
Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за достоверность рекламы несет рекламодатель.
При использовании информационных материалов гиперссылка на «Вельск-инфо» (http://velsk-info.vagaland.ru) обязательна.
Главный редактор – Сергей Малов. Директор – Константин Мамедов. Web-мастер – Юрий Давыдов.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru