«« Декабрь 2012
п в с ч п с в
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 

Вельск-инфо
5 марта 2003 (10)
Екатерина КУКИНА

Обсудили, утвердили и... похоронили

или "Хороший" закон - "мертвый" закон

Как известно, в Советском Союзе вся власть принадлежала партийному аппарату. Он руководил работой органов исполнительной власти, направлял как общую, так и конкретную работу судов (откуда возникло выражение "телефонное право").

В демократической России в соответствии с Конституцией власть реально разделена на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную. Теперь уже никого не удивить тем, что Федеральное Собрание достаточно жестко контролирует деятельность правительства, Конституционный Суд признает не соответствующими законодательству некоторые положения законов, подписанных Президентом. Последнее влечет за собой внесение множества поправок во всевозможные кодексы.

Один мой знакомый оперуполномоченный уголовного розыска недавно высказал свое мнение как раз по поводу таких поправок:

- Напридумывали опять! Экспериментируют над людьми! Вносят тысячи поправок - это, по сути, новые кодексы. Денег столько вгрохали в это все! Мы привыкли работать по-старому!

И это говорит человек, один из многих ранее уверявших меня в том, что наши законы несовершенны и трактовать их можно по-разному. Ну как тут не вспомнить А.С.Пушкина, который писал, что устойчивыми и действенными являются только те законы, которые вошли в сознание и опыт людей, а не те, которые приняты правителями. Безусловно, все мы хотели бы видеть нашу Родину действительно правовым государством, а следовательно, очень нуждаемся в повышении уровня своей компетентности в законах и порядке их применения.

Почему не исполняются законы о льготах ветеранам и инвалидам?

В обществе законы нередко определяются по принципу "хороший", "плохой", "никакой".

"Плохой" закон или "никакой", то есть совершенно ненужный и ничего не значащий - это понятно, и комментарии не требуются. А вот по поводу "хороших" законов есть о чем поговорить. Дело в том, что закон - это нормативный акт, который принимается из самых благих намерений и направлен на улучшение в какой-то сфере социальных, экономических, политических, правовых отношений. Восприниматься он должен как прогресс в интересах большинства людей.

Хороший закон и будет таким, если соответствует трем условиям: закон доступен пониманию тех, кому адресован; адекватен сложившейся ситуации в обществе и соответствует общественному настроению, то есть закон "созрел"; реален в исполнении, так как экономически просчитан и обеспечен.

Все-таки "плохих" и "ненужных" законов меньше, так как властные структуры стараются избежать таких решений. Поэтому большой интерес вызывают законы, которые хотят получить люди, к которым граждане относятся как к полезным. Но в результате от многих из таких законов получается обратный эффект: надежды, ожидания сменяются удивлением и непониманием, а затем разочарованием, перерастающим в недовольство и даже злость по отношению к власти. Что лучше - декларация такого закона или отсутствие его вообще? Наверное, плохо и то и другое, но если исходить из принципа меньшего зла, на мой взгляд, последнее лучше.

Популизм в таких конкретных ситуациях, как нормативный, правовой акт - очень опасен. Радость от принятого закона и обещания кратковременны, а чувства людей, обманутых и разочарованных, нарастают, усиливают недоверие к властным структурам, становятся критерием постоянных отношений со знаком минус людей к государству.

Но уроки истории, как это часто бывает, не учитываются в законотворческой практике. До сегодняшнего дня продолжается внесение проектов законов, судьбу которых нетрудно предугадать: если даже они будут приняты, часть из них будет выполняться самим же государством усеченно, а часть и вовсе окажется нежизнеспособными.

Все мы видим, как исполняются законы о льготах ветеранам, пенсионерам и инвалидам, о детских пособиях и многие другие, в основе которых лежат деньги, бюджетные средства, не предусмотренные в период принятия этих нужных, хороших законов. Удивительно другое - авторы таких проектов искренне желают лучшего и верят в это, но поражает элементарная не- осведомленность в том, что любой нормативный акт, расширяющий чью-то компетенцию, полномочия, регулирующий большой объем правоотношений в любой сфере, неизбежно влечет дополнительные средства.

Современный пример: новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации существенно расширил компетенцию суда. В частности, аресты теперь санкционируют суды, а не прокуроры. Ежегодно в Вельске таких санкций прокуроры давали около 140. Понимая это, и законодатель, и исполнительная власть должны предусмотреть пропорциональное увеличение штатов судей, аппарата судов и поэтапное финансирование других потребностей - дополнительных помещений, оргтехники, расходных материалов и т.п.

Но как заметил в нашей беседе прокурор Вельского района А.Л.Карманов: "Число арестов после вступления в силу этого закона сократилось примерно вдвое".

На вопрос: "В чем вы видите причину?" Александр Львович ответил, что ": причин тому несколько. Например, теперь с момента задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, для получения санкции на арест необходимо собрать доказательства, подтверждающие причастность его к данному преступлению, в течение сорока часов, а это, к сожалению, не всегда возможно сделать в такой короткий срок. По мнению прокурора Вельского района, ":новый УПК хорош во многих отношениях, но рановат, в том плане, что под многие законы не подведена материально-техническая база. Именно для правоохранительных органов, чтобы нам успевать попадать во все рамки УПК. Не хватает сейчас ни кадровых ресурсов, ни материальных средств (транспорт, обеспечение процессуальными документами). Много, конечно, и таких положений, за которые действительно бились правоохранительные органы - возможность, например, в ряде случаев производить следственные действия без понятых (в глухом лесу, например, совершено убийство, где там найдешь двух понятых?); возможность производить опознание без предъявления лица, которое опознает. Все это большой плюс. Только возникают вопросы: "Когда все это будет? Как в наших условиях мы сможем это осуществить?".

- Значит, в новом УПК, как и в старом, имеют место быть так называемые "мертвые" законы?

- Да, это называется "мертвые" законы: материальной базы нет, и когда будет, неизвестно. УПК сейчас требует большой оперативности, сроки ограничены очень жестко:

Почти во всех пояснительных записках к законопроектам, касающихся компетенции правоохранительных органов и судов, имеется запись, что принятие конкретного закона не требует дополнительных расходов бюджетных средств.

Мне довелось ознакомиться с такими проектами за период 1996-2001 годов. Более 50 таких проектов за период 1996-2001 г. не соответствовали подобным утверждениям, поскольку фактически для исполнения нужны средства, и весьма немалые.

Вот типичные примеры.

20 февраля 1997 года в первом чтении Государственной Думой принят Федеральный закон об изменении статьи 242 УК РФ. Предложенная группой депутатов редакция этой статьи предусматривает уголовную ответственность за систематическое незаконное оказание услуг сексуального характера и систематическое незаконное проведение зрелищных мероприятий сексуального характера. Очевидно, что уголовно- правовое регулирование этих действий ввиду их массовости повлечет значительное количество уголовных дел, а значит, и существенную дополнительную нагрузку для правоохранительных органов и судов, что потребует увеличения штатов и соответственно бюджетных средств.

В июле 1997 года группа депутатов Государственной Думы внесла проект о введении ст. 191-1 УК РФ об уголовной ответственности за незаконное производство и оборот алкогольной продукции. В пояснительной записке ничего не сказано о том, какие средства потребуются для исполнения этого закона, если бы он был принят. Любому понятно, что эти действия настолько многочисленны, что расследование и рассмотрение десятков тысяч уголовных дел по этой тематике неизбежно потребует существенного увеличения штатов милиции, прокуратуры, суда, но в проекте об этом ни слова.

Законопроект о введении в Уголовный кодекс РФ статьи 171-1 "Приобретение, хранение, перевозка в целях сбыта немаркированных товаров и продукции", внесенный Правительством Российской Федерации и принятый 24 декабря 1998 года Государственной Думой в первом чтении, влечет колоссальное количество уголовных дел (разумеется, при условии четкой реализации закона) за нарушение акцизных правил. Но в пояснительной записке есть запись: "Принятие предлагаемых дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации не требует дополнительных расходов средств федерального бюджета".

Автор этого заблуждения - Правительство, хотя именно оно в лице Министерства финансов вынуждено будет изыскать огромные средства для выделения дополнительных должностей, помещений, транспорта органам милиции, прокуратуры, судов, экспертных учреждений, если, конечно, инициатор этой новеллы не декларирует, а желает достичь конкретного результата.

6 апреля 1999 года Совет Государственной Думы рассмотрел проект закона (ст. 321- 1 Уголовного кодекса РФ) об уголовной ответственности за систематическое нарушение правил административного надзора, внесенный Государственной Думой Томской области. В пояснительной записке аналогичная запись, которая противоречит не только здравому смыслу и пониманию реалий, но и опыту прошлых лет, когда такая статья была в УК РСФСР. Статистика трактует, что такие уголовные дела по стране исчислялись в тысячах.

В уголовном законодательстве очень предметно видны специалистам- правоприменителям последствия таких проектов, так как именно они на себе испытывают всю тяжесть непродуманных, невзвешенных, непросчитанных инициатив авторов и законодателей. Именно им, профессионалам-практикам, приходится отвечать за волокиту, порожденную нарастающим валом уголовных дел, возбужденных по новым составам правонарушений, ответственность за которые установить необходимо, но и обеспечить эту работу имеющимися силами и средствами порой не в состоянии. Практика давно показала, как погибают законы из-за их невыполнимости. Самый яркий пример - статья 30 Закона "О собственности в РСФСР" 1990 года. Этот закон предусматривал, что в случае причинения гражданину материального ущерба от преступления и неустановления преступника государство обязано возместить этот ущерб, а затем взыскать его с виновного лица. Немедленно в судах появились иски граждан к государству в лице его финансовых органов по возмещению ущерба в связи с угоном автомашин, краж в садоводческих хозяйствах, квартирных краж, полученных телесных повреждений и увечий от неизвестных преступников и много других.

Еще не "раскачались" организации, пострадавшие от поджогов, взрывов, колоссальных хищений, совершенных также не-установленными лицами, но уже из статистики по преступности зарегистрированных преступлений (и это такая малая часть действительного положения с правонарушениями и ущербом) всем стало ясно, что процесс принимает лавинообразный характер и для возмещения ущерба не хватит и трех ежегодных бюджетов России. Быстро был наложен мораторий на статью 30 Закона о собственности, а затем с введением нового Гражданского кодекса это законоположение утратило и вовсе свое юридическое значение. Получилось то, что и должно было получиться: при принятии этого закона не просчитали, сколько нужно государственных средств для его исполнения. Материально он был нежизнеспособен. А в результате пострадали все: в первую очередь потерпевшие от преступлений, обманутые законом-конфеткой, оказавшейся несъедобной; законодатели, проявившие непродуманный популизм, издавшие закон, принятый народом "на ура", но тут же давшие обратный ход и не добавившие себе авторитета в глазах избирателей; финансовые органы, не имеющие в бюджете денег на эти цели и получившие возможность пообщаться с людьми, трясущими перед лицами чиновников решениями судов, исполнить которые они не могли; суды и судьи, выслушавшие от граждан справедливые по существу упреки в вынесении неисполнимых решений.

Эта история убедительно показала, как нельзя готовить законопроекты и как нельзя их принимать. Пора бы уже нашему правительству уяснить, что закон, не подкрепленный деньгами, сначала вызывает ожидание, потом разочарование и, в конечном счете, злость к власти. Пока "мертвые" законы будут плодиться, многим людям не добиться подлинной справедливости в суде.

Подготовила Екатерина КУКИНА


КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

    Комментарии пока недоступны...
 
 
ТОЛЬКО НА САЙТЕ
ФОТОРЕПОРТАЖ

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
13.03.2021 в 20:21 оставлен
комментарий к публикации
ПУТЛЕР, КАПУТ!
07.02.2021 в 10:38 оставлен
комментарий к публикации
Просто бабушка
14.05.2020 в 13:02 оставлен
комментарий к публикации
Первый столб поселка
09.05.2020 в 10:50 оставлен
комментарий к публикации
«Путин – главный олигарх и разрушитель России»
Сегодня в 00:37 оставлено
сообщение в «Гостевой»

РЕКЛАМА


© «Вельск-инфо» – еженедельная независимая общественно-политическая газета. Учредитель и издатель – ООО «Редакция газеты «Вельск-Инфо».
Адрес редакции: 165150, г. Вельск Архангельской области, ул. Первого Мая, 36. E-mail: velinfo@yandex.ru Телефон-факс: 8 (81836) 6-25-14.
Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за достоверность рекламы несет рекламодатель.
При использовании информационных материалов гиперссылка на «Вельск-инфо» (http://velsk-info.vagaland.ru) обязательна.
Главный редактор – Сергей Малов. Директор – Константин Мамедов. Web-мастер – Юрий Давыдов.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru