«« Декабрь 2012
п в с ч п с в
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 

Вельск-инфо
5 февраля 2003 (6)
Галина ИЖБОЛДИНА

На житейских перекрестках (5 стр.)

Поступили не по совести

Немало мне пришлось испытать в жизни, но история с приватизированной квартирой непризнанного чиновниками моего мужа Владимира Васильевича Сухондяевского мне запомнится надолго, если не навсегда.

Но обо всем по порядку.

В январе 1999 года мужа разбил паралич. В больницу его не положили. От социального работника В.Коноплевой, любезно предложенного ему в 1998 году лично заведующей отделом соцзащиты Л.И.Хромовой, мне пришлось отказаться. Причина банальна: получая от него всю пенсию (это сказано в решении суда от 28.06.99), она опять пришла к нему с бутылкой водки, не зная о том, что к этому времени мой муж был уже парализован. Я написала в отдел соцзащиты отказ от услуг такого работника и до самой его смерти в течение нескольких месяцев сама ухаживала за больным мужем.

На похоронах ни от Вельского КЛПХ, где раньше работал мой муж, ни от ветеранской организации никого не было. Все легло на мои плечи.

Когда после похорон я пришла к генеральному директору Вельского КЛПХ т. Качалову узнать насчет квартиры (ее мой муж получил от этого предприятия, а затем приватизировал), он мне сказал: "Живите, но прописывать Вас в ней мы не будем". Еще раньше заявление мужа о моей прописке в его квартире, заверенное врачом Ждановской, также осталось неудовлетворенным. Почему-то тогда потребовали заверку его заявления о прописке у нотариуса, а нотариус Кокорина отказалась заверять копии всех его документов, даже завещание. Много раз я ходила к ней, пытаясь решить этот вопрос, но безрезультатно. Нотариус мотивировала свой отказ тем, что Закон не разрешает заверять документы и даже приходить к ним на вызов. На мой вопрос: "Какая статья Закона?" она ответила: "В Законе много статей, долго искать".

Наконец-то я добилась ее прихода к мужу домой. Но муж был настолько расстроен этой волокитой с моей пропиской, что ничего не слушал, возмущенно и нечленораздельно бормотал (у него была парализована речь), и Кокорина торжествуя ушла.

Так и остались все документы не заверенными, хотя военком говорил мне, что нотариус обязана, если это необходимо, прийти снова и заверить документы. Добивайтесь. Не добилась. Сейчас Кокорина оправдала себя, заявив, что В.В.Сухондяевский был невменяемым. Это явная ложь: документа о невменяемости моего мужа у нее не было и не могло быть. Если бы она не отказывалась назвать статью Закона, говорящую об этом, я бы могла обратиться в суд для признания мужа вменяемым. Кроме того, у меня была выписка из истории его болезни, и никто не считал его таковым - я с ним нормально общалась.

Из-за отсутствия прописки мне не было выдано свидетельство о праве на наследство, хотя я проживала с наследодателем по день его смерти и продолжаю проживать после его кончины.

Основанием для выдачи такого свидетельства является ст. 532 Закона "О госпошлине". Нотариус Саврицкая сказала мне: "А Вы там не проживали, даже когда он болел, так как проживающим считается тот, кто прописан. А у Вас прописки нет".

В признании брачных отношений с В.В.Сухондяевским мне тоже было отказано. В решении суда было сказано, что с момента получения Сухондяевским квартиры в 1994 году до его смерти мы жили раздельно. Это неправда, так как с мужем мы ни на один день не порывали связи. Мне тогда приходилось очень трудно жить на два дома, а переехать к нему на 16 квадратных метров жилой площади с больной дочерью я просто не могла. В этой комнате мы все просто бы не уместились. Всю жизнь прожили с больной дочерью в старом родительском доме по ул. Октябрьская, 32.

А Указ от 1944 года, как сообщила мне председатель комиссии по правам человека Дитятева, к моему делу не применим. Он имеет в виду брачные отношения до 1944 года, которые считаются без регистрации браком. Мы же с Сухондяевским сошлись в 1965 году. И я в своем заявлении просила о признании брачных отношений, а не брака.

Из-за отсутствия прописки мне не повезло и дальше. Придя платить за коммунальные услуги, я услышала: "Плату за коммунальные услуги мы берем только с тех, кто прописан в квартире". Не зная, что делать, я написала заявление генеральному директору КЛПХ Качалову с убедительной просьбой брать с меня плату. Но и это осталось без внимания. Однако меня из квартиры не выселяли, не предлагали освободить ее и сдать ключ. Извещений об оплате тоже не посылали.

Вслед за отказом о прописке и взимании платы разломали во время размораживания труб туалет, обещая его сразу же починить. Но так его и не восстановили, несмотря на мои многочисленные просьбы. Жить в квартире стало невозможно, пришлось только приходить и следить за ней. И вдруг в день 3-летней годовщины со дня кончины мужа соседи передают мне повестку следующего содержания:

"13.05.02. Квартиросъемщику Сухондяевскому В.В., проживающему: ул. К. Маркса, 26-б, кв. 6.

МУП "Велькомсервис" предлагает Вам в обязательном порядке явиться на заседание комиссии 14 мая 2002 года по погашению задолженности по отоплению. Заседание состоится по адресу: ул. Нечаевского, д. 3., 2 этаж, в 15 часов.

В случае Вашей неявки мы вынуждены обратиться в суд о выселении из квартиры.

Генеральный директор МУП "Велькомсервис" В.Е.Теплухин"

Мне было больно и обидно за здравомыслящих людей, пославших такое извещение моему покойному мужу, уже давно выписанному из квартиры. Меня же продолжали считать нулем и предпочитали не общаться со мной.

С этой повесткой я пришла в "Велькомсервис" и сказала М.Богатиной, что хочу оставить квартиру и уйти из нее. Она меня внимательно выслушала и сказала, чтобы я не упускала квартиру и обратилась к прокурору района, что я и сделала.

Мое заявление разбирала помощник прокурора Т.М.Хухрина. В ответе сказано о наследниках первой очереди, которыми являются его жена и дочь. В случае отказа их от наследства квартира переходит в собственность государства. Она рекомендовала мне уговорить первую жену Сухондяевского вступить в наследство, а затем подарить квартиру мне. Это, мол, единственный способ получения жилья в данном случае.

Я не пошла на это, так как та жена Сухондяевского уже писала в суд, что не считает себя его женой и просила все решить в мою пользу. Брак и так уже был аннулирован в связи с тем, что в течение 50 лет они не поддерживали брачных отношений, все это время жила в другом городе и с другим мужчиной. Да и такой путь получения квартиры предполагал новую волокиту и был сомнительным. Я по нему не пошла и стала ожидать окончательного решения.

А события развивались своим чередом. 26 ноября 2002 года ко мне пришел участковый Попов и сказал, что замок на дверях квартиры сломан (хотя ключ от него находился у меня) и повешен другой замок. Сделано это работниками КЛПХ для того, чтобы работник БТИ С.Д.Овдиенко смогла измерить площадь квартиры.

Я поставила в известность о случившемся помощника прокурора Т.М.Хухрину, которая посоветовала мне повесить на двери квартиры свой замок и написать заявление на имя начальника Вельского РОВД А.Е.Вирина. Повесила. Написала обо всем случившемся 26 ноября. Несколько раз ходила в милицию. Мер не принимали: все, мол, законно.

А придя к дверям квартиры 12 января 2003 года, я увидела, что замок, мною повешенный, сбит, а замок КЛПХ отогнут и в квартире находятся посторонние люди. На мой вопрос: "На каком основании они находятся в данной квартире?" они ответили, что их сюда привез еще 8 января заместитель главы городской администрации, сказав при этом, что эта квартира предназначается им, как погорельцам. Они же только 12 января вошли в нее, преодолев замки.

На имя В.В.Сухондяевского уже после вскрытия 26 ноября прошлого года его приватизированной квартиры снова было послано (положено в почтовый ящик) извещение об оплате за отопление за декабрь месяц. Но весь период с 26 ноября по 12 января 2003 года квартира пустовала с замененным замком и моими беспризорным вещами, которые я не могла вывезти, так как квартира от меня была заперта.

Вот, пожалуй, и все о выселении меня из приватизированной квартиры В.В.Сухондяевского. Мне до сих пор непонятно, почему таким не-обычным способом оно было совершено. Чем объяснить взлом замка на дверях квартиры, ключ от которого был у меня? Почему пошли на это, если в течение трех лет ни разу не обратились ко мне с требованием освободить квартиру и сдать от нее ключ? Почему не обратились в суд с иском о выселении меня как незаконно занимающую жилплощадь? Они уходят от ответов.

А вообще того, о чем я рассказала, могло бы и не быть. Не быть тех бесконечных хлопот и нервотрепки, если бы просто по-человечески мне, одинокой, беззащитной, находящейся в преклонном возрасте, эту незавидную квартиру отдали. Отдали бы как много лет нуждающейся в улучшении жилищных условий, на руках которой находилась больная (ныне покойная) дочь.

Не по совести, не по-людски поступили со мной, ветераном труда, участницей трудового фронта, бывшим учителем с высшим образованием, выработавшим свой трудовой стаж, являющейся последним представителем славной династии Ижболдиных, о которой рассказывалось в нескольких номерах районной газеты "Вельские вести", чиновники-руководители.

Галина ИЖБОЛДИНА


КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

    Комментарии пока недоступны...
 
 
ТОЛЬКО НА САЙТЕ
ФОТОРЕПОРТАЖ

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Сегодня в 18:04 оставлен
комментарий к публикации
Он мог стать знаменитым боксером, но... погиб
12.12.2019 в 20:12 оставлен
комментарий к публикации
Единороссы сдают своего «вождя»!
10.12.2019 в 06:31 оставлен
комментарий к публикации
Избирательная память, или Нападение – лучшая защита
08.12.2019 в 13:34 оставлен
комментарий к публикации
Не до глупостей
08.12.2019 в 10:16 оставлен
комментарий к публикации
Новогодняя сказка от дяди Ромы
06.12.2019 в 09:55 оставлен
комментарий к публикации
«Еще ни один политзаключенный в Вельской колонии не выходил по УДО»
30.11.2019 в 15:00 оставлен
комментарий к публикации
ПУТЛЕР, КАПУТ!
Сегодня в 17:57 оставлено
сообщение в «Гостевой»

РЕКЛАМА


© «Вельск-инфо» – еженедельная независимая общественно-политическая газета. Учредитель и издатель – ООО «Редакция газеты «Вельск-Инфо».
Адрес редакции: 165150, г. Вельск Архангельской области, ул. Первого Мая, 36. E-mail: velinfo@yandex.ru Телефон-факс: 8 (81836) 6-25-14.
Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за достоверность рекламы несет рекламодатель.
При использовании информационных материалов гиперссылка на «Вельск-инфо» (http://velsk-info.vagaland.ru) обязательна.
Главный редактор – Сергей Малов. Директор – Константин Мамедов. Web-мастер – Юрий Давыдов.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru